Просветители

Как превратить ребенка в недовольного взрослого

Людмила Шушкина-Гнитеева — о вредных вопросах от родителей и российской воспитательной модели
Сложно найти родителя, который не хотел бы, чтобы его ребенок вырос счастливым и состоявшимся человеком. Другое дело, что для этого выбирают неправильные пути. Почему, объясняет Людмила Шушкина-Гнитеева, преподаватель Института практической психологии и психотерапии, автор книг по популярной психологии.
Раньше мамы и папы начинали тревожиться из-за будущего к возрасту, который соответствовал 9 классу. Сейчас родители учеников из начальной школы спрашивают, как добиться того, чтобы ребенок усердно учился и смог перейти в качественную школу, а потом в хороший вуз. Они стараются выстроить его жизненную траекторию — и заранее боятся, что ребенок в нее не впишется.

Первое, чего не учитывают родители школьников, — уровень нагрузки, который испытывают дети. Школа, дополнительные занятия, домашняя работа — в среднем это 12-часовой рабочий день. Второе: дети — не из резины; в них невозможно втиснуть все «нужное и полезное», что хочется. В трехлитровую банку не поместится больше трех литров воды. Наконец, дети сегодня очень рано и надолго (мы учимся с 3 до 30 лет!) становятся объектом учебного воздействия, попадают в иерархические отношения. В этой системе, в этой гонке трудно увидеть момент, где ребенок сможет сформулировать для себя ответы на вопросы «чего я хочу, как я хочу, за что я отвечаю». Чаще всего ответственность за обучение он делит с родителями, или же родители берут ее на себя полностью.

Мы хотим, чтобы ребенок освоил определенные навыки — те, которые, как подсказывает наш опыт, пригодятся ему в жизни. Но чтобы он смог их освоить, они должны быть востребованы здесь и сейчас. Ребенок должен видеть, почему они ему полезны. Задача взрослых — показать, где именно он сможет все это (потенциально, в будущем) применить. Нащупать решение задачи под силу родителям, которые хорошо знают своего ребенка и смогут оттолкнуться от его интересов. Собственно, детские психологи так и работают: мы решаем сложные задачи вроде прорабатывания травм в рамках рисования, игры, песочной терапии и т. д.
Распространенный вопрос «что сделать с детьми, чтобы они выросли ответственными» звучит так, будто ответственность — корона или ценный груз, который ребенку предстоит в определенный момент принять от взрослых целиком. Это не так
Ответственность приходит в жизнь детей настолько рано, насколько позволяют взрослые. Когда мы отпустим руку, чтобы ребенок пошел сам? Или перестанем придерживать сиденье велосипеда? Разрешим самому вытереть пол? Чем шире освоенное пространство самостоятельного действия — тем выше уровень детской ответственности. В этой системе вымытая чашка не менее важна, чем выученная буква.

А теперь рецепт успешной жизни.

Есть известнейшее Гарвардское исследование развития взрослых — самое продолжительное в истории. Ученые с 1938 года наблюдали за жизнью 724 человек (около 60-ти из них до сих пор участвуют в проекте). Исследовать начали первокурсников Гарварда и их ровесников из беднейшего района Бостона. Всем систематически задавали одни и те же вопросы об их удовлетворенности жизнью, физическом и психическом здоровье. И вот что обнаружили ученые: социальное положение, карьерные успехи и уровень дохода не влияют на уровень счастья. Счастливее оказываются те, у кого есть долгие и здоровые личные отношения.

Исследовали именно мужчин. На мой взгляд это важно. Почему-то считается, что мужской уровень довольства жизни должны определять достижения в работе, а отношения — это скорее про женщин. Но вот — все не так. Карьера, связи меньше влияют на удовлетворенность жизнью, чем стабильные хорошие отношения. Так наука отвечает на социальные ожидания.

Что это значит для родителей?
Если мы хотим ребенку счастья, его надо научить создавать хорошие отношения с другими людьми. Трудно представить среду, где этот навык не был бы востребован. Но на практике это очень редкий запрос
Успешные, счастливые люди не самодостаточны. Они зависимы, потому что у них есть отношения: в них они вкладываются и за них несут ответственность. В зависимости нет ничего плохого: для спокойного и уверенного движения вперед человеку необходима «тихая гавань». Миф о самодостаточности опровергает теория привязанности — одна из немногих теорий в психологии, идеи которой подтверждены исследованиями. В числе ее последователей Людмила Петрановская, психолог, педагог и автор книги «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка». Российская же воспитательная модель предполагает, что вырастить самостоятельного ребенка можно, выпихнув его из тепла, покоя, из зоны комфорта — пусть сам «выплывает», учится в суровых условиях. Но дети развиваются иначе. Здоровее и успешнее не те, кто выплыл в одиночку, а те, у которых рядом был спокойный доброжелательный взрослый.

Чем ниже у ребенка уровень кортизола, гормона стресса, — тем активнее он исследует среду и эффективнее обучается. В стрессе восприятие избирательное, а человек сосредоточен на выживании.

Условия жизни изменились и продолжают меняться: мы на самом деле не знаем, к чему готовить наших детей. Но исходим из привычных для себя моделей, потому что — из чего же еще? Я предлагаю — и результаты Гарвардского эксперимента с этим согласуются — отталкиваться от фундаментальных ценностей.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ